В то же время концепция национальных интересов могла бы выполнить функцию консолидации общества вокруг базовых ценностей, которые разделяло бы подавляющее большинство граждан, несмотря на имеющиеся между ними идейные, социальные, национальные и конфессиональные различия.

При определении национальных интересов и национальной безопасности России учитывают следующие предпосылки:

а) объективную слабость России, перешедшей в состав «средних держав»;

б) потерю стратегического интереса Запада к России, обусловленную как слабостью, так и «замкнутостью на себе» развитых стран Европы. Достаточно ясно, что финансовые ограничения, отсутствие серьезных иностранных инвестиций и в то же время высокая ресурсная самообеспеченность диктуют необходимость возврата к традиционной для России континентальной стратегии, частичный отказ от навязанного коммунистическим мессианством и случайностями истории глобального вовлечения России в дела всего мира.

Если ценностные ориентации выступают как категории устойчивые, определяющие, то национальные интересы и национальные цели — как категории подвижные, изменчивые, что обусловлено конкретными геополитическими и стратегическими условиями, внутренней и международной ситуацией, характером имеющихся и зарождающихся противоречий и порождаемыми ими угрозами национальной безопасности в конкретно-исторической обстановке.

Ряд теоретиков считают, что основной национальный интерес, стоящий перед современной Россией, заключается в воссоздании самобытного, уникального многонационального, демократического государственного образования на собственной цивилизационной основе, способного вобрать в себя достижения иных цивилизаций, но не подменить ими свою самобытность.