Следует отметить, что даже с появлением таких понятий, как «новая социальная и интернациональная общность людей — советский народ», национальные интересы как общенародные интересы не были определены, хотя это логично бы вытекало из изначального понимания «интереса» (нужды, потребности) и «нации» (лат. natio — народ). Предполагалось, что «после полной победы коммунизма всестороннее сближение наций приведет к постепенному исчезновению национальных различий».

Нация понималась только исходя из значения в узком смысле, как «исторически сложившаяся форма общности людей, которая приходит на смену народности», и рассматривалась лишь как составная часть народа наряду с народностями. Вместо национальных интересов руководством правящей партии и страны на этапе горбачевской перестройки были предложены «общечеловеческие ценности» в качестве главного национального приоритета.

Центральной проблемой в определении национальных интересов является установление их объектного состава. Характерно, что в отличие от английского языка, допускающего употребление понятия Nation в качестве синонима понятия State, в русском языке два эти понятия — нация и государство — четко различаются. И многие теоретики при определении понятия национальных интересов исходили из потребностей страны, но в дальнейшем понимали под национальными интересами наиболее существенные потребности российского общества и государства, удовлетворение которых обеспечивает их существование и развитие и которые поэтому являются важнейшими целями внутренней и внешней политики.