Иногда полагают, что «безопасность есть состояние, тенденции развития (в том числе латентные) и условия жизнедеятельности социума, его структур, институтов и установлений, при которых обеспечивается сохранение их качественной определенности с объективно обусловленными инновациями и свободное, соответствующее собственной природе и ею определяемое функционирование».

Столь широкое определение безопасности как состояния или тенденций развития не раскрывает ее специфики как социального явления. Кроме того, если безопасность призвана ограничивать прогресс инновациями в рамках какой-то одной качественной определенности, то она может стать фактором застоя, консерватизма и регресса. Система безопасности не только не должна препятствовать ни количественным (эволюционным), ни качественным (революционным) изменениям (если они объективно назрели), но, напротив, способствовать преодолению без ущерба для общества и граждан устаревших форм жизни. При этом раскрытие понятия «безопасность» через термины «защита», «защищенность», «защитить» суживает его смысл. Защитить — значит, оборонять, закрывать, загораживать что-либо; это вещь, предмет, явление, скрывающие, охраняющие, ограждающие кого или что-либо, наконец, просто щит в прямом и переносном смысле. Примерно в таком смысле трактуется это слово в энциклопедических словарях нашего времени. При этом приуменьшаются, и даже игнорируются, важнейшие свойства и функции безопасности — снижать, ослаблять, устранять и предупреждать опасности и угрозы.